yuzbashi: (Default)
С ужасом поняла, что хорошие манеры и правильный дресс-код помогают произвести впечатление гламурной дурочки, не любящей ДДТ и считающей, что Виктор Цой - это "тот парень, который... ну, как же его..." Значит, так... То, что я умею пользоваться ножом и вилкой, не делает меня сухой и бесчувственной! И, вообще... Стихи, разумеется, не мои

Иногда я Моцарт, иногда – Сальери.
Стал петлею нотной в потном Англитере.
Окна на Исааке, купола под снегом,
Старый амфибрахий заметает следом.

Вьюга замотала, хочется напиться,
Стать пустым каналом или мертвой птицей.
Хочется покоя, ангелов на крыше,
Выйти из запоя и чтоб всё потише...

Хочется иного неба и обоев.
Петербург, не ново умирать тобою.
Поечму я лезу в петлю в Англитере?
А нужно до зарезу это новой вере.

Что же, получите короля Пальмиры!
Только не ищите, нет в карманах лиры.
Я её поставил под Рязанью в сени.
Иногда я Сталин, иногда Есенин.
yuzbashi: (Default)
Был такой поэт Низами Гянджеви http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9D%D0%B8%D0%B7%D0%B0%D0%BC%D0%B8_%D0%93%D1%8F%D0%BD%D0%B4%D0%B6%D0%B5%D0%B2%D0%B8

А это любимый отрывок из любимой поэмы "Хосров и Ширин". В конце 12 в. Низами писал о женщине в политике, и о том, как это непросто. Ширин стала первой главной героиней, первой позитивной героиней на Востоке. Всех зовов сладостней любви всевластный зов,

И я одной любви покорствовать готов!

Любовь — михраб ветров, к зениту вознесенных,

И смерть иссушит мир без вод страны влюбленных.

Явись рабом любви, заботы нет иной.

Для доблестных блеснет какой же свет иной?

Все ложь, одна любовь — указ беспрекословный,

И в мире все игра, что вне игры любовной.

и далее... )

Вазех

Jun. 30th, 2011 11:54 pm
yuzbashi: (Default)
У Мирзы Шафи Вазеха очень грустная судьба. Как у всех поэтов Востока, Запада, Юга, да и Севера. А стихи у него разные. Судите сами.

В саду зеленом бедный соловей

Поет весенней ночью или плачет:

«Велик ли прок от песни мне моей,

Когда я и бесцветен и невзрачен?»

 

И роза клонит стебель все грустней,

И думает: «Краса моя обманна.

Велик ли прок мне в красоте моей,
Когда я и нема и бесталанна?»

А вот эти гораздо веселее, и по пятницам особо актуальны!

За окном моим соседка -
Враг заклятый мой!
Голосок ее нередко,
Слышен день деньской,
На мышах и на супруге,
Расточает гнев,
А охрипнув от натуги,
Плачет нараспев.
Жизнь не все -
Любовь да розы,
Много есть в ней гроз!

Без шипов не сыщешь розы,
Но милы ль шипы без роз.

Последний стих писала по памяти, так что не обессудьте!
yuzbashi: (Default)
Мама однажды сказала, что можно прочесть Омара Хайяма и больше ничего не читать. Мы с ней посмеялись - шутка была хороша. Сейчас, глубокой ночью я перечитываю его и понимаю, что в ее словах только доля шутки:

"Ад и рай - в небесах", - утверждают ханжи.
Я, в себя заглянув, убедился во лжи:
Ад и рай - не круги во дворе мирозданья,
Ад и рай - это две половины души.

А кто еще любит Хайяма?
yuzbashi: (Default)
9

Пахари паха,
оратаи рта,
рыцари страха,
упрека, стыда,
вкладчики, пайщики
средней руки.
мальчики с пальчиками...
Мужики.

10

но не измерить вам сколько ни мерьте
место впадения смерти в бессмертье

11

С наклоном, почти без отрыва,
смакуя изгибы и связки,
разборчиво, кругло, красиво...
Сэнсей каллиграфии ласки
внимателен и осторожен,
усерден, печален, всезнающ...
Он помнит: описки на коже
потом ни за что не исправишь.
yuzbashi: (Default)
Прохожий, мальчик, что ты? Мимо
иди и не смотри мне вслед.
Мной тот любим, кем я любима!
К тому же знай: мне много лет.

Зрачков горячую угрюмость
вперять в меня повремени:
то смех любви, сверкнув, как юность,
позолотил черты мои.

Иду... февраль прохладой лечит
жар щек... и снегу намело
так много... и нескромно блещет
красой любви лицо мое.

March 2012

S M T W T F S
    123
4 5 678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 24th, 2017 05:06 am
Powered by Dreamwidth Studios